Александра Михель. Поэзия. Продолжение

МИХЕЛЬ Александра Александровна.

ЛИЛО С НЕБЕС

Всю ночь лило с небес
В глубинах ада,
От дождевых завес
Сквозило хладом.

И плакали навзрыд
Леса и долы
И, позабыв про стыд,
Стояли голы.

И по лицу земли
Струились слезы,
Смывая, прочь несли
Мечты и грезы.

А ты летел вперед,
Преград не зная,
Который день и год
Судьбу пытая.

О молний острие
Ломая крылья,
И прерывал полет,
Пав от бессилья…

А я тебя ждала,
Прощала снова,
Дарила два крыла
И нежность слова,

И в струях дождевых
Студила душу.
Любви рождался стих,
Но ты не слушал.

ГРУСТЬ
Кувшинка светится в пруду,
Напоминая мне звезду,
А в небе – миллионы лет
Горит луны жемчужный свет.

Ну, почему на свет луны,
Когда все люди видят сны,
Смотрю я, как гонимый пес
Глазами, влажными от слез?

Путь Млечный лег на тыщи верст,
Перебирая четки звезд.
Я мысленно к нему лечу,
Спеша задуть луны свечу,

Чтоб спрятать в черный бархат грусть.
Навек исчезнет она пусть!
И мыслям в унисон скулит
Душа моя. А мир весь спит.

НОЧЬ КРАДЕТСЯ
Ночь крадется… Потерпевшая душа
Болью выжжена до дна.
Ночь крадется, не спеша,
В дом, где я совсем одна.

Не зажгу огонь свечи –
Ясен свет звезды ночной.
Я молчу – и ночь молчит –
Два молчанья под луной –

О любви, что не тепла,
Холодна, как стылый лед,
О судьбе, что не светла,
А черна, наоборот.

Знаю, надо разлюбить.
Только как? Молчишь в ответ?
Не могу дышать и жить
Без твоей любви, мой свет!

ОДИНОЧЕСТВО
Небо вновь зажигает свечи.
Пламя жарко, а воздух свеж.
Вечер тихо окутал плечи
Шлейфом слабых, пустых надежд.

Одиночество так привычно,
Как и горечь ушедших лет.
В жизни ладится все отлично,

Только ласки, тепла в ней нет:
Упорхнули надежды птицей,
В сердце боли оставив след.
И стучится оно, стучится
В беспросветность летящих лет…
БЕССОННИЦА
Пою о том, как благостна,
Как хороша Земля!
Как птицы поют сладостно,
Пьянят росой поля,
Как белоснежно-солнечно
Черемуха цветет…
Но вот, зловещей полночью
Хлад за душу берет.
И тополь, пальцем скрюченным
Стучит в мое окно.
Мороз перстом задумчивым
Рисует, вновь, панно.
Как совершенны линии!
И как они мертвы…
Как очи твои синие,
Погасшие, увы.
Вновь за стеною каменно
Немеет тишина.
И боль на сердце пламенна,
И нет, как прежде, сна,
И я бессонной полночью,
Пишу стихи опять,
Что в мире ясно, солнечно –
Такая благодать!..
Сама в саду весеннем я
Нарву себе цветы,
Во имя же спасения
Я всем скажу, что «ты».
МЕЖА­
Вечер туч разбросал покрывала,
На ветру парусами дрожат.
Как и я, небо очень устало
Дней пустых пересчитывать ряд.
Дни и ночи слагаются в годы,
В шум дождя, бесконечно чужой,
Поседели небесные своды.
Над поросшей полынью межой.
Разделила на две половины
Жизнь мою роковая межа.
Вкусом горечи терпкой полыни
Напиталась, невольно, душа.
По ту сторону – солнышка мало,
А по эту безмолвия плен.
Я устала, безумно устала
Ждать в погоде иных перемен.
Льют, без меры, дождливые слезы
Небеса на бескрайность межи.
И вонзаются молний занозы
В зыбкий свет одинокой души.
НАПРАСНО
Твои глаза, как бездна синяя,
В нее доверчиво глядела я
К изгибу плеч широких сильно я
Прильнуть хотела, да несмелая.
Боялась – синь эта обманчива,
Непостоянна, переменчива,
Боялась, ничего не значила
Я для тебя, жена невенчана.
Небрежно ранишь жестом, словом ли,
Забьются сердца струны жгучие,
И тщетно возрожденье – сломлены
Льдом синих глаз все чувства лучшие.
Напрасно оживить пытаешься,
Согреть, зажечь – не загорается.
Напрасно склеить все стараешься,
Разбитое – опять ломается.
ОЗЕРО
Закат на небе кистью рисовал
Полотнища упругих парусов,
И волн морских крутой девятый вал,
Смывающий созвездье гончих псов
С пути небес. И, небо погасив,
В пучине волн клубящихся, закат
Одну звезду на землю уронил,
Весомую, на тысячу карат.
Расплавленная синяя звезда
Упала светлой каплей на простор
Ее хрустально – чистая вода
Небесный свет пленяет до сих пор.
НЕСЛИ ВАС ЭШЕЛОНЫ
Несли вас эшелоны
В заснеженные дали.
И были – слезы, стоны,
И горе, и печали,
И небо в тучах низких,
И в чащах – злые звери,
И смерть родных и близких,
И страшные потери…
Устали ваши ноги
В сибирском бездорожье.
Песок на склонах Волги,
Казалось, был надежней.
Я БУДУ ТЕБЯ ВСПОМИНАТЬ
Саднящей занозой последней черты,
Обрывком потерянной светлой мечты,
Лучом угасающей хрупкой звезды
Твой образ всплывает опять.
Я буду тебя вспоминать.
Как жизни земной быстротечна река!
С небес дальних тянется зыбко рука,
Касается робко плеча свысока,
Пытается нежно обнять.
Я буду тебя вспоминать.
Плывешь среди звезд ты, задумчив и тих.
И ветер надломлено-сникший затих
На глади печали тоскующий стих
Светло начертался опять.
Я буду тебя вспоминать.
На бархатно-звездной небес синеве
Глаза твои вновь улыбаются мне.
И сердце мое гулко бьется извне,
Смущая небесную рать.
Я буду тебя вспоминать.
«Зачем же ты, Господи, нас разлучил?
Тебе ль одиноко средь ярких светил?
Увел и меня ни о чем не спросил…»
Пытаюсь я тщетно понять.
Я буду тебя вспоминать…
ДВЕ ДУШИ
Много лет, много зим заснеженных
Я ищу путь к твоей душе.
Под прицелом глаз лунных, смеженных,
По над бездной, на вираже,
Звездно падали снеги белые,
И устало дожди плелись…
В унисон мне ветра несмелые
Все шептали: «Вернись! Вернись!..»
Повернуть? Сделать шаг отчаянный?!
Душа трепетна на ветру.
Нет! Болезненный мой, неприкаянный,
Я найду тебя поутру!
Я брела по разливам, плесами,
За души болевой предел,
Над обрывами, под откосами
Золотой листопад звенел:
«Возвращайся, судьбой отмеряно
Жить светло и не суетясь.
То, что ищешь – равнопотерянно,
Паутиной непрочной связь».
Оборвать? Сделать шаг отчаянный?
Душа трепетна на весу.
Нет! Болезненный мой, неприкаянный,
Я найду тебя, я спасу!..
Из-под лунных ресниц мерцавшие
Звезды падают и звенят.
В бездну, искрами угасавшие
Две души, две души летят.
- +

Татарская ЦРБ


В данный момент, комментариев нет.

Подписаться