Как одна простая фраза спасает брак

Bird

Внешне Ричард Пол Эванс кажется одним из самых счастливых людей на земле — отец пятерых детей, успешный писатель-фантаст, чье имя регулярно попадает в список бестселлеров New York Times и т.д. и т. п. Но несмотря на все это — верных читателей, очаровательных детей и прекрасный дом в Юте — Эванс был несчастен. Причина — несчастливый брак. Об этом он некоторое время назад рассказал на своем сайте.

matrony_pic_15012017_2

«Моя старшая дочь Дженна недавно сказала мне: «Больше всего в детстве я боялась, что вы с мамой разведетесь. А когда мне было двенадцать, я даже подумала, что, может, это будет к лучшему — вы так много ссорились». Затем она добавила с улыбкой: «Но я рада, что вы, ребята, все же справились».

Это было нелегко. Эванс и его жена Кери были совершенно разными и, казалось, были обречены на ссоры с первых дней брака.

«Многие годы мы с женой вели ожесточенные бои. Оглядываясь назад, я недоумеваю в попытках понять: что же изначально сблизило нас? У нас были совершенно разные вкусы. И чем дольше мы были женаты, тем больше бросались в глаза наши различия. Когда пришли богатство и слава, наш брак не стал счастливее. Наоборот, это только усугубило наши проблемы».

Супруги там много ругались, что Эванс с нетерпением ждал очередного турне в связи с выходом новой книги, лишь бы оказаться подальше от дома, но скандалы продолжались по телефону, и «постоянные боевые действия» стали обычными для их брака. Во время одного особенно горячего и длительного спора Кери бросила трубку посередине разговора. Это стало своего рода знаком, который означал начало конца отношений.

«Тогда я обратился к Богу. Или обрушился на Бога», — пишет Эванс на своем сайте. «Я не знаю, можно ли назвать это молитвой — я кричал к Богу — но я никогда не забуду этот момент. Я стоял под душем в отеле Ритц-Карлтон города Атланта и кричал, обращаясь к Богу… в глубине души я знал, что Кери хороший человек. И я хороший человек. Так почему мы не можем жить вместе? Почему я женился на женщине, столь не похожей на меня? Почему она не хочет меняться?».

matrony_pic_15012017_4

Наконец, охрипший и разбитый, я сел на пол в душе и начал плакать. И из глубины отчаяния ко мне пришло озарение. Ты не можешь изменить ее, Рик. Ты можешь изменить только себя. В этот момент я начал молиться. Если я не могу изменить ее, Господи, измени тогда меня. Я молился до поздней ночи. Я молился на следующий день по пути домой в самолете. Я молился, когда открыл дверь своего дома, где меня ждала холодная жена, которая едва заметила мой приезд. В ту ночь, когда мы лежали в нашей кровати, в нескольких сантиметрах друг от друга, которые казались милями, я понял, что нужно делать.

На следующее утро, лежа в кровати, я повернулся к Кери и спросил: «Как мне сделать твой день лучше?».

Кери посмотрела на меня сердито.

— Что?

— Как я могу сделать твой день лучше?

— Ты не можешь, — сказала она. — Почему ты спрашиваешь?

— Потому что мне это важно, — сказал я. — Я просто хочу знать, что я могу сделать, чтобы сделать твой день лучше.

Она цинично посмотрела на меня.

— Ты хочешь что-то сделать? Иди и вымой кухню.

На следующий день Эванс начал утро с той же фразы. Жена сощурилась и послала его убраться в гараже.

И дальше все продолжалось в том же духе. Каждое утро Эванс спрашивал жену: «Как мне сделать твой день лучше?». Каждое утро Кери говорила в отчаянии: «Ничего» и иногда добавляла: «Пожалуйста, прекрати спрашивать».

— Я не могу, — отвечал Эванс. — Я дал себе слово. Как мне сделать твой день лучше?

— Зачем ты это делаешь?

— Потому что я забочусь о тебе, — сказал я. — И мне дорог наш брак.

В течение двух недель Эванс мягко, но настойчиво приставал к своей жене с одним и тем же вопросом, и наконец Кери сломалась. Она заплакала и сказала: «Пожалуйста, прекрати задавать мне этот вопрос. Проблема не в тебе, а во мне. Со мной трудно ужиться. Я не знаю, почему ты все еще со мной».

Я нежно взял ее за подбородок и подождал, пока она посмотрит мне в глаза.

— Потому что я люблю тебя, — сказал я. — Как мне сделать твой день лучше?

— Это я должна была спросить тебя об этом.

— Должна, — сказал я. — Но не сейчас. Сейчас мне нужно измениться. Ты должна знать, как много ты значишь для меня.

Это был момент единения, момент настоящей близости, когда извинения принесены и приняты, и все становится ясным и понятным. Когда Эванс затем спросил Кери, что он может сделать, чтобы сделать ее день лучше, она сказала: «Может быть мы проведем время вместе?».

— Я бы очень этого хотел, — ответил он.

Это был прорыв. Эванс и Кери больше не хотели держать дистанцию между собой, они хотели быть вместе и общаться.

Эванс продолжал задавать свой вопрос больше месяца. Ссоры прекратились, и вскоре Кери начала спрашивать: «Что бы ты хотел, чтобы я сделала?».

«Стена между рухнула», — пишет Эванс. «Мы стали вести содержательные дискуссии о том, что мы хотим от жизни и как нам сделать друг друга счастливее. Нет, мы не решили все наши проблемы. Я даже не могу сказать, что мы больше никогда не ссорились. Но природа наших ссор изменилась. Они не только стали происходить все реже и реже, но и стали не такими бурными, как раньше. Мы лишили их кислорода. Мы просто больше не хотели причинять боль друг другу».

matrony_pic_15012017_3

Брак — это труд. Только единицы так не считают, и Эванс это тоже подтверждает на своем опыте: «Идти по жизни с человеком — прекрасный дар. Я также понял, что брак  может исправить наши самые непривлекательные черты характера. У каждого они есть».

Эванс выбрал правильную фразу. Часто, когда супруги привыкают к своим ролям в семье, на работе, в церковной общине, им становится удивительно легко перестать замечать потребности друг друга, даже если они совершенно очевидны. Серьезный и внимательный вопрос «Как мне сделать твою жизнь лучше?» — это вопрос любви, который чужд всякой корысти и помогает вам сделать шаг навстречу друг другу.

matrony_pic_15012017_1

«Настоящая любовь — это не желание обладать человеком, а желание, чтобы он был счастлив — иногда даже за счет нашего собственного счастья… Я невероятно благодарен за то озарение, которое пришло ко мне в тот день».

Озарение — вот правильное слово. Эванс прозрел и понял, что тот, кто любит по-настоящему, хочет дать счастье другому, пусть даже за свой счет. Эта мысль стала для него ответом на молитву и привела ко Христу. Потому что именно Христос показал нам, что там, где любовь, там и Крест.

Aleteia

Перевод с английского Марии Строгановой

www.matrony.ru/kak-odna-prostaya-fraza-spasla-nash-brak/
- +



В данный момент, комментариев нет.

Подписаться