Железная романтика

Аватара не загружена

Посмотрел я вчера, значит, твои документы. Данные, у тебя очень хорошие. Такие специалисты как ты нам сейчас ой как нужны. Время сейчас такое, что Э-Э-ЭХ! Работать, как сказал президент, и еще раз работать. Вот посмотри, - директор вылез из кресла и пригласил Костю к одному из окон, - какая красота!

Из окна кабинета открывался вид на длинную череду железнодорожных путей с нависшей над ними сложной паутиной проводов, на некоторых путях стояли вагоны и электровозы, по деревянному мостику, приложенному прямо через рельсы, на другую сторону переходила мамаша с ребенком, чуть слева группа путейцев в оранжевых куртках ремонтировала рельс.

- Вот ведь оно все какое. Наше! А как работают! – директор кивнул на путейцев, - Любо дорого посмотреть. А поезда идут, идут… С Запада на Восток, с Запада на Восток, с Запада на Восток  и обратно, обратно, обратно, обратно, обратно, обратно.

- Николай Петрович ……

- А сколько пассажиров, какой грузооборот! Как представишь, аж страшно становиться. Одно слово – железная дорога! Романтика!   

Они вернулись к столу. Стол директора продолжал искусно выполненный макет станции: зеленое здание вокзала, административный корпус, миниатюрные рельсы, столбы с проводами, перрон. Чуть далее располагалось здание депо.

- На 100 лет Транссиба подарили! – с гордостью кивнул директор на макет.

Директор отодвинул ноутбук и нажал маленькую кнопку в правой части стола. Загорелись крохотные семафоры, раздался свисток, и из депо выехал синий электровоз с буквами МПС и с тремя вагонами в составе, качаясь и постукивая колесами, он подъехал к станции и, дав два коротких свистка, остановился прямо напротив директора. В первом его вагоне Костя заметил пачку «Давидофф лайтс», во втором лежала зажигалка, а третий был приспособлен под пепельницу. Костя подумал, что этому поезду не хватает еще четвертого вагона с маленькой цистерной коньяка.

- Куришь? – спросил директор. Костя отрицательно покачал головой.

 – А я вот курю, - директор закурил, - значит так, Константин. Поработать в управлении ты всегда успеешь, для того и учился. Но пока свободных вакансий у нас нет. Будут, конечно, будут, через год, через два, но пока нет. Такое дело, а что есть… - директор посмотрел на экран ноутбука, - есть вот у нас должность инструктора по безопасности. Хорошая должность, работа хоть и не сложная, но ответственная. Ну, знаешь там, всякие инструктажи, отчеты, росписи-подписи, наглядная агитация и прочая канитель. Я думаю, ты справишься. Поработаешь годик – два, посмотришь что да как, с людьми пообщаешься, в коллективе оботрешься и нормально, а потом и в управлении не стыдно работать будет. Ну, что как?

- Ну… не знаю, ну… как бы…я…

- Согласен! – закончил фразу директор, - ну и замечательно, просто прекрасно! Дело это, сам знаешь, какое нужное. Безопасность у нас - прежде всего, здесь глаз да глаз нужен, понимаешь? Выйдет какая-нибудь б… на рельсы, глаза забычит и прет, поезда не видит, а в итоге сам понимаешь что…, - директор воткнул окурок в пепельницу-вагон, - в итоге во всем мы виноваты остаемся. Так что, Костя, - директор потряс кулаком в воздухе, - будем работать!

Он нажал кнопку на столе, локомотив, дав свисток, поехал по кругу и скрылся в здании депо. Из маленького рупора висевшего на столбе макета донесся довольно противный голос, предупредивший о приходе на станцию грузового поезда. Директор кивнул на макет.

- Вот видишь, вот здесь – это второй участок, слева четвертый, а если вот здесь направо повернуть, метров через 200 будет пятая дистанция. Сейчас пойдешь туда, найдешь там Зарубина Петра Ивановича, главный наш специалист, он тебе все объяснит, покажет и расскажет. Ну…, - директор протянул руку, - успехов! И Зарубину скажи, чтобы в пять, как штык у меня был. Не забудь!

Костя попрощался и вышел. Директор подошел к окну и о чем-то задумался. Он увидел, что Константин вышел на деревянную дорожку перехода и пошел через рельсы. Когда парень  стал заходить за последний вагон стоящего на путях поезда, неожиданно и непонятно откуда раздался  резкий и громкий гудок, приближавшегося состава, о котором только что предупредил голос в кабинете. Директор увидел, как Костя, словно онемев замер, а в следующую секунду был смят несущимся грузовым локомотивом, который неожиданно появился справа. Противно заскрежетало железо, что-то резко лязгнуло, завыли рельсы, громыхнули вагоны – машинист применил экстренное торможение. Путейцы, побросав инструменты, бросились к поезду.

Директор ошалело смотрел на происходящее в окно, тщетно пытаясь разглядеть между колес поезда, то, что осталось от молодого специалиста, будущего инструктора по безопасности – Константина Малахова.

Евгений СИМАКОВ, 2008 год  

- +

Татарская ЦРБ


Комментарии скрыты