Современное поколение не всегда догадывается о том, что военное время – это очень тяжелая пора. И не только на фронте люди проливали кровь и пот, но и в тылу многие трудились самоотверженно. А кроме того, война легла тяжелым бременем не только на плечи взрослых, но и на хрупкие детские плечики. У каждого из детей военного времени воспоминания свои, но есть и общее: всем было нелегко, и все, скрепя сердце, справлялись с приходящими, порой невыносимыми, трудностями. Мы попросили рассказать о детстве военной поры Александра Степановича МОЗЖЕРИНА.  Он родился в деревне Красноярка Татарского района, в 35 лет окончил 8 классов и 60 трудовых лет отдал железной дороге.

– Александр  Степанович,  как жили Вы и семья, когда пришла война?

 – В 41-м мне было 13 лет. Воспитывался в многодетной семье – 10 ребятишек: Константин, Аннушка, Ирина, Евдокия, Алексей, Михаил, Раиса, я, Павел и Валентин. А в 40-м году родился Костя-младший, но он умер в 2 годика.  Я был 8-й по счету. Троих моих братьев забрали на фронт,  у оставшихся старших братьев и сестер в военные годы были свои обязанности. Например, моя старшая сестра Рая ухаживала за телятами. В колхозе нас было 17 ребятишек, был свой руководитель Егор Николаевич. Мы работали с самого раннего утра примерно по 17 часов. Кормили нас так: на день – 400 г. хлеба плюс маленькая тарелочка супа из муки (больше там ничего не было). И это на весь день. Из дома, правда, посылали иногда немного молока и картошку. Но в основноммы питались травой, ели медунки, чеснок и другие травы. Ягоды: клубнику, землянику,  шиповник. Летом работали в поле, там же и спали.

Уже осенью меня заставили возить воду для огромного быка – Маркса. И не только для него, конечно, телят, которых надо было поить, было очень много. А бочка  было 100-ведерной, можете себе представить? Огромная такая, деревянная. Ее хватало скоту ровно на сутки. Я с трудом с ней управлялся. Особенно тяжело приходилось зимой: на санках везешь по ухабам. Как-то раз бочка рухнула, дело было уже к вечеру. Что делать? Я бегаю вокруг нее, плачу. Молюсь: «Господи, помоги!». И все-таки  как-то придумал, как поставить ее на сани, не помню уже как. Когда добрался домой с пустой бочкой, была уже ночь. Всю зиму я возил ее.

А весной мне дали другую работу – ухаживать за бычками и привозить семена для посева (как раз на этом большом быке Марксе). Однажды я распряг его и привязал рога к копытам (чтобы он не ушел), а сам немножко уснул. Меня разбудил бригадир и спрашивает: «Где твой бык?» Я кинулся его искать – но уже и след простыл. Маркса я нашел лишь через 3 дня.

– Ваши отец и братья вернулись с войны?

– Отца оставили кузнецом в деревне, потому что во время войны ему было уже 50. Как-то раз ему в голову отлетела окалина, и остался только один глаз. Кузнец – первый человек на деревне, мог сделать все что угодно, даже ручную сварку делал. А характер был очень спокойный – никогда он не ругался на нас.Трое старших братьев воевали. Константин (1912 г.р.) и Михаил (1923 г.р.) вернулись с войны живыми. Миша был ранен в 42-м году, дали 2-ю группу инвалидности, но через полгода его вновь забрали на фронт: под Сталинград. Там он стал шофером, возил пушки. Получилось так, что один раз его зажало  между бортов машин, но он выжил. И после войны был шофером на автобазе. А брат Алексей (1921 г.р.)  погиб в 41-м. К моменту начала войны он уже год служил в Уссурийске. 15 июня он написал нам письмо, что его перевезли в Белосток (город на границе Польши и Белоруссии), которое мы получили только 29 июня. И все – ни слуху ни духу, пропал  без вести... Как-то раз, намного позже, один знакомый спросил меня: «Знаешь, как гибли эти ребята на границе? Ставили взвод и давили танком, перемешивали останки гусеницами». Вот так фашисты относились к нашим солдатам. А кроме брата у сестер погибли мужья, 3 дяди моих и 3 двоюродных дяди. Горя было много.

– Вы упомянули про молитву, ваше  семья  в  советское  время была верующей?

– Да, всегда все делали с молитвой, и перед едой все вместе молились  обязательно.  В  доме было 3 больших старинных иконы, молитвенный угол с лампадами,  Библия в кожаном переплете. И всегда на жизненном пути Бог был рядом с нами.

– Вы с сестрой были в колхозе, а остальные дети как выживали?

– Дома было голодно и тяжело. В годы войны семье нашей пришлось взять двоих ребятишек от моей сестры (37-го и 40-го года рождения). Ее муж на фронте пропал без вести. Они пожили немного у нас, но стало понятно, что, если их оставить – просто не хватит еды, чтобы выжить. Поэтому пришлось с тяжелым сердцем отдавать их в детдом. 

– А в довоенное время ребятишек заставляли трудиться? Какие у вас самые ранние воспоминания?

–  В сельской местности заставляли работать очень рано. В 7 лет я уже гусей пас. Рано утром мать говорит мне: «Шурка, вставай и гони гусей». Не подумай, что это несколько часов – пасли их дотемна. Сиди весь день и смотри, чтобы коршун не утащил, а иначе  будет  «баня». Мать  воспитывала нас строго, но по-другому с таким количеством детей и нельзя, а мы слушались.

– Когда закончилась война, стало легче?

– Сразу лучше жить не стало. Представь,  построить  заново Киев? Волгоград?  Ведь  многие города были разрушены до основания. Еще несколько лет после войны мы голодали. Я очень хорошо помню этот момент. Ко мне бежит младшенький Павел и кричит: «Шурка, Шурка, война закончилась!!!» Какая радость была! Но после мы так же, как и раньше, трудились в колхозе.

 Как сложилась Ваша судьба после войны? Вы получили образование?

– Учиться я пошел, когда мне был 31 год, в вечернюю школу. До нее  у меня было 5 классов. Потом 5 лет – техникум, 3,5 года – институт. И  всегда  параллельно  трудился. Так что знайте, молодежь: учиться никогда не поздно. Всю жизнь я отработал на железной дороге, стаж – 60 лет. После выхода на пенсию был председателем Совета ветеранов.

– У Вас есть дети и внуки? Все ли у них благополучно?

– Сейчас у меня 2 дочери, 4 внука и 2 правнука. Детей я воспитал в вере, они молятся, ходят в храм. Иногда навещают меня, приезжают в гости.

Сейчас о детстве говорят, как о поре беззаботной радости. Игры, минимум забот, много свободного времени. Но, оказывается, раньше маленький член семьи отвечал за многое. А в тяжелые военные годы маленькие люди наравне со взрослыми ковали в тылу Победу.

Опубликовано в №18 за 2017 год.

P.S. В 2017 году Александр Степанович ушел в мир иной. Царствие ему Небесное!


- +

Требуется электрик


В данный момент, комментариев нет.

Подписаться