Слово церкви

Аватара не загружена

     Православный священник протоиерей Александр Новопашин, настоятель собора во имя святого Александра Невского,  — легендарная личность, образованнейший человек. Как непримиримый борец с сектами всех мастей он известен далеко за пределами нашей области и даже страны. Его деятельность, можно сказать, как «в горле кость» для адептов  различных деструктивных культов, которых в современной России превеликое множество. В 1994 г. Александр Новопашин основал при соборе Информационно-консультативный центр по вопросам сектантства. За время существования ИКЦ была оказана помощь более 3,5 тыс. человек, пострадавших от деятельности сект.
     О чем же рассказал Александр Новопашин участникам конференции? Не случайно мероприятие было обозначено не только как антисектантское, но и как антинаркотическое. Почему же эти два негативных явления были поставлены рядом? Все дело в том, что в последние годы секты ведут активную вербовку в свои ряды людей, зависимых от химических веществ, то есть наркоманов и алкоголиков. Используя желание человека остановить свое медленное самоубийство, освободиться от зависимости, под видом религиозных объединений такие организации вовлекают его в свою деятельность. Человеку, не сведущему в религиозных вопросах, и его родственникам бывает трудно разобраться в том, что за церковь предлагает помощь? Да и хочется ли? Обозначая себя как христиан, сектанты лукавят. Как отметил протоиерей, к традиционному христианству эти люди никакого отношения не имеют. Более того, от них в буквальном смысле открещиваются последователи традиционных религий, например, лютеране. Поэтому секты — это внеконфессиональные, оккультные организации.
     Что представляет из себя «реабилитация» на самом деле, и как проходит процесс избавления от наркомании, отец Александр рассказал в деталях. Не акцентируя внимание на всех биологических, химических и психических аспектах, можно сказать, что все сводится к замене зависимости от вещества на зависимость от секты. Большинство людей говорят: «Пусть лучше будет сектантом, чем наркоманом». Может быть, это и правильно. Перестав колоться и начав работать, внешне человек преображается, однако, по сути, от зависимости не избавляется. Разрушение личности продолжается, хотя уже и без героина. Используя в «богослужениях» специальные практики, психотехники, нейролингвистическое программирование, оказывая влияние на подсознание, умело манипулируя эмоциями,  руководители превращают неофита, по сути, в раба секты. Существовать вне секты он уже не может, поскольку испытывает физическую потребность в «богослужениях», если  уходит — возвращается к наркотикам. Получается замкнутый круг. Что опаснее — героин или сектомания? «Трудно сказать» — цитирую священника.
     Наркомания — больше болезнь духовная, чем медицинская, отметил отец Александр. Лечить нужно душу человека, и тогда вместе с просветлением наступит освобождение от  порока. Одной деятельностью медицинских и правоохранительных органов, направленной на противодействие наркомании, проблему не решить. Это подтверждает  статистика. В США, несмотря, что там денег на борьбу с наркоманией не жалеют, число зависимых за последние 10 лет возросло в 8 раз. Колумбийская наркомафия неустанно поставляет «белую смерть» «проклятым гринго». Попытки остановить рост потребления тяжелых наркотиков, легализовав легкие, окончились полным провалом. Голландия, где собственно произошел «лигалайз», сейчас не только страна тюльпанов, но и наркотическая помойная яма Европы — «евротрэш». Что касается стран Азии, где наркоторговцы подвергаются смертной казни, например Китай, то и там число потребителей, веществ, хоть и малыми темпами, но все же увеличивается.
     Прежде чем лечить какую-то болезнь, нужно знать о ней все, и, в первую очередь, причины ее возникновения. Почему люди становятся наркоманами? Священник Вячеслав Наумов рассказал о внешних причинах падения в пропасть зависимости. Короткий исторический экскурс священника дал понять, что наркомания во все времена ни к чему хорошему не приводила. Например, в XVIII веке династия императоров того же Китая, которая обменивала драгоценности на индийские наркотики, превратилась в династию наркоманов и выродилась. Что касается современности, то так называемая наркокультура была искусственно культивирована в 60-е годы на Западе. Все началось с лозунга «Секс, наркотики, рок-н-ролл», одновременно массовая пропаганда ненавязчиво убедила молодежь, что наркотики — это не только нормально, но и модно. Чем все обернулось? Иллюзорный мир молодежи 60-х оказался очень непрочным. Если сам по себе рок-н-ролл безвреден, то список «сторчавшихся», спившихся и покончивших с собой рок-звезд очень велик, свободный секс обернулся СПИДом и брошенными детьми, попытки изменить сознание с помощью наркотиков привели к жестокой зависимости, депрессии, суицидам, смерти. И это — романтика?
     Россия была ограждена от этой вакханалии, но в 80-е вместе с гласностью и демократией волна наркомании захлестнула страну.

     В двухтысячные годы в России случилась бешеная эпидемия героиновой наркомании. К концу десятилетия она несколько спала в связи со смертью большинства наркоманов со стажем, но не закончилась. Вместе с этим появилось много реабилитационных центров различной религиозной ориентации, обещающих быструю и эффективную помощь. А что же ортодоксальная церковь? По словам Александра Новопашина, в Новосибирской области действует 17 реабилитационных центров РПЦ. Участникам конференции был продемонстрирован фильм об общине Серафима Саровского, где и проходит исцеление наркоманов. Чем же отличаются православная реабилитация от других? Во-первых, полное исцеление требует времени — люди живут в таких общинах годами. У человека формируется внутренний духовный стержень, который затем не дает вернуться к наркотикам. В мир человек возвращается уже совсем другим. Во-вторых, церковь только помогает человеку, вставшему на путь исцеления, — насильно туда никого не везут и наручниками к батарее не пристегивают, не хочешь — никто тебя держать не будет. В-третьих, что важно, нет того воздействия на психику, что встречается в сектах, — обычные службы, молитвы. Ребята работают, занимаются спортом, в общем, живут нормальной жизнью, но уже без какой-либо зависимости.
Однако по численности православные общины не могут конкурировать с сектантскими центрами, которые часто даже имеют необходимых документов, медицинской лицензии. Общины есть, но их меньше, хотя реабилитация наркоманов — важное направление деятельности РПЦ.
     Подводя итог конференции, Александр Новопашин отметил, что после многих лет атеизма и бездуховности религия становится модой, каждый пытается рассуждать о вере. Однако о вере, духовности нельзя говорить без знания их законов. Часто рассуждают так: атеизм — это плохо, следовательно, любая вера — это хорошо. Важно верить во что-то светлое и возвышенное, а различия между религиями принципиального значения не имеют. Эти рассуждения далеки от той глубины, которая характерна для людей, действительно верующих и серьезно мыслящих. Важно знать, что не всякий приглашающий на «собрание по изучению Библии» приведет к Богу и не всякая «дорога к храму» ведет к Храму Истины.

Евгений СИМАКОВ
 
- +

Татарская ЦРБ


Комментарии скрыты