Эксперимент о влиянии мата на воду

Bird

- +

Татарская ЦРБ


- +
Кто это Сатана и почему оскорбление Господа,если вспоминаю своего начальника?
Bird
- +

Диавол – существо, которое Бог создал благим, добрым, светоносным (греческое слово «Эосфорос» и латинское «Люцифер» означают «светоносец»). В результате противления Богу, божественной воле и божественному Промыслу светоносец отпал от Бога. С тех пор, как произошло отпадение светоносца и некоторой части ангелов от Бога, в мире появилось зло. Оно не было создано Богом, но было привнесено свободной волей диавола и демонов.

Часто спрашивают: почему Бог допустил зло? Нет ли хотя бы косвенной вины Бога в том, что зло было привнесено в мир? …Давайте смотреть на себя и судить по себе. Каждый из нас – существо, созданное по образу и подобию Божию. Мы это сознаем, сознаем и то, в чем заключается наше религиозное призвание. И тем не менее нередко оказываемся не на стороне Бога, а на стороне диавола, и делаем свой выбор не в пользу добра, а в пользу зла. Нечто подобное произошло и с самим диаволом: созданный благим и светоносным, он добровольно избрал зло и стал врагом Бога.

- +
Вопрос был о Сатане.
САТАНА́ (евр. śāṭān, арам. śîṭenā’ или śaṭanā’, «противник в суде, в споре или на войне, препятствующий, противоречащий, обвинитель, наушник, подстрекатель», срв. араб, «шайтан»; греч. перевод διάβολος, откуда рус. «дьявол», нем. Teufel, «чёрт», и араб. Иблис), в религиозных представлениях иудаизма и христианства главный антагонист Бога и всех верных Ему сил на небесах и на земле, враг человеческого рода, царь ада и повелитель бесов. Как существо, воля и действие которого есть центр и источник мирового зла, С. представляет собой известную аналогию Ангро-Майнью (Ахриману) иранской мифологии; принципиальное различие состоит в том, что, с ортодоксальной точки зрения (оспаривавшейся, впрочем, дуалистическими ересями типа средневековых богомилов), С. противостоит Богу не на равных основаниях, не как божество или антибожество зла, но как падшее творение Бога и мятежный подданный Его державы, который только и может что обращать против Бога силу, полученную от Него же, и против собственной воли в конечном счете содействовать выполнению Божьего замысла – «творить добро, всему желая зла», как говорит Мефистофель в «Фаусте» И. В. Гёте (перевод Б. Пастернака). Поэтому противник С. на его уровне бытия – не Бог, а Архангел Михаил, предводитель добрых Ангелов и заступник верующих в священной войне с С.
   В Ветхом Завете слово «С.» – еще имя нарицательное, употреблявшееся во всех перечисленных выше смыслах; в специальном применении к С. оно воспринимается как прозвище безымянного врага, у которого могут быть и другие прозвища сходного значения, например, как в апокрифе II в. до н. э. «Книга Юбилеев» (17, 18), Мастема (евр. maśṭēmā, «вражда»); срв. в евангельских текстах обозначения типа «Лукавый» (греч. πονηρς, напр. Мф.6:13,13:19,38), «Враг» и т. п. По своей природе С. подобен Ангелам («сынам Элохима»), в кругу которых предстает пред Лицом Господа (Иов 1:6). Его отношения с Господом поначалу не ясны, хотя очевидно, что он зависим от Господа и боится Его запретов (Иов.1:12,2:6Зах.3:2); но человеку он во всяком случае враг и порочит его перед Господом (Иов 1:9-10), что дает ему роль не то прокурора на суде Господа, не то интригана и наушника при Его дворе. С особой враждой он относится к носителям сакральной власти в «избранном народе», будь то царь Давид (1 Пар. 21:1) или первосвященник Иегошуа (Зах. 3:1), искушая их и вводя в грех, ставя на их пути препятствия и оковы. Позднеиудейская литература развивает и систематизирует эти черты. Поведение С. как космического провокатора, подстрекателя и соблазнителя и прежде сближало его образ с образом змия из истории «грехопадения» Адамаи Евы, но только теперь их отождествление окончательно формулируется (Прем. 2:23-24 и др.). Здесь С. выступает уже не только как клеветник на человека перед Господом, но и как клеветник на Господа перед человеком, «приносящий ябеду на творца своего» («Таргум Псевдо-Ионафана» к Быт. 3:4). Ряд легенд приписывает С, именуемому также Самаэль, плотскую связь с Евой и зачатие Каина («Пирке рабби Елиэзер», 21, срв. библейский рассказ о греховном зачатии рода исполинов от соитий «дочерей человеческих» с «сынами Элохима» – смысловую инверсию языческих мифов о рождении полубога от связи смертной с богом; взгляд на Еву как на пособницу и подругу С. подчеркнут в легенде «Ялкут Берешит», 1, 23, согласно которой они были сотворены одновременно, что отразилось на возможной этимологии ее имени). Внушениям С. приписываются все черные дела из истории «избранного народа», например поклонение израильтян золотому тельцу (специальная месть С. за получение ими закона Господня на Синае, см. ст. «Моисей»; «Шаббат», 89а и др.), прелюбодеяние Давида с Вирсавией («Санхедрин», 96а), указ Амана об уничтожении иудеев, даже написанный на пергаменте из рук С. («Эстер рабба», 7).
   К С. восходит все моральное зло мира; внеобразный эквивалент его образа – характерное для Талмуда понятие «злого помысла». Поскольку же порождение греха, сродное с ним и необходимо из него вытекающее, естьсмерть (новозаветная формулировка этой ветхозаветной аксиомы – Иак. 1:15; срв. в рассказе о грехопадении предупреждение Адаму – «смертию умрешь»,Быт. 2:17), С. часто сливается в позднеиудейских легендах и толкованиях с Ангелом смерти, «вынимающим» душу человека (напр., «Баба Батра», 16а). Воинство враждебных человеку духов состоит под властью С. (апокрифы «Мученичество Исайи», 2, 2, и «Житие Адама и Евы», 16), подобно тому как дэвы служат под началом Ангро-Майнью. Остается неясным отношение между С. и такими «начальниками» и «князьями» бесов, как Азазель, Велиал, Вельзевул и т. п.: они или тождественны ему, или его соратники. Поскольку иудейский монотеизм в противоположность иранскому дуализму энергично настаивал на принципе «все от Господа» («Я образую свет и творю тьму, делаю мир, и произвожу бедствия»Ис. 45:7), бытие С. представляло для него проблему, в пределах иудаизма едва ли однозначно разрешенную. Напрашивались два пути нейтрализации этой проблемы. Во-первых, можно было акцентировать слабость С, неравный характер его борьбы с Господом, страх, внушаемый ему первосозданным светом Мессии, его бессильную зависть (согласно версии, намеченной в позднеиудейских текстах и перешедшей в Коран, само отпадение С. от Господа было вызвано этой завистью) к человеческому роду, победу над С. в культовых актах, например в покаянном празднике Йом-кипур (сумма цифровых значений букв имени С. по-еврейски потому дает 364=365–1, что над одним днем в году С. не властен). Этот путь был вполне ортодоксальным для различных направлений иудаизма и оказался приемлем также для христианства, где осмеяние С. связывается с победой над ним Христа. Но в мистике иудаизма возможен иной, противоположный и сомнительный путь, на котором С. ставится в большую близость к Богу, как порождение атрибута гнева, вышедшего из божественной всеполноты и обособившегося (ход мысли, повторяющийся у такого христианского еретика, как немецкий философ Я. Бёме). Основания для этого искали в библейских текстах: если одно и то же событие мотивируется в более раннем тексте «гневом Господним» (2 Цар. 24:1«Гнев Господа... возбудил Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду»), а в более позднем тексте – действием С. (1 Пар.21:1«С. ... возбудил Давида сделать счисление израильтян»), открывалась возможность для интерпретации, делающей С. как бы олицетворением «гнева Господа». Эту возможность наиболее явно реализуют каббалисты, учащие о некой «левой» или «северной» стороне Божества, которая имеет свою эманацию, и эманация эта состоит под знаком Самаэля, или С. Божественная полнота оказывается у них интегрирующей силу зла как один из своих моментов, причем внутри Божества это даже не зло, но становится злом вне его. В различных формах еретической трансформации библейского монотеизма варьируется модель, выявившаяся впервые в иранском зерванизме, где Зерван есть родитель не только Ормазда, но и Ахримана; например, средневековые богомилы (ересь на христианской почве, типологически близкая манихейству) говорили о Сатанаиле (С. + ’el, «бог») как сыне Бога и брате Иисуса Христа. Но и на более ортодоксальной иудаистской почве С. рассматривается как персонаж, едва ли до конца отторгнутый от общения с Господом. Он свободно восходит на небеса, чтобы обвинять человека перед Господом (ситуация пролога книги Иова), и сходит с небес, чтобы ввести человека в соблазн, а после снова подняться.
   Напротив, прямая полемика против всех попыток выявить корни зла в Самом Боге звучит в новозаветном тезисе: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин. 1:5). Раннехристианские тексты описывают пришествие Христа как второе – после упомянутого у Ис.14:12 и отнесенного к Люциферу-С. – и окончательное низвержение С, выявление его отторженности от горнего мира. Когда ученики Христа впервые выходят на проповедь, Христос видит «С., спадшего с неба, как молния» (Лк. 10:18). У раннехристианского писателя II в.Иринея Лионского зафиксировано предание, согласно которому С. и бесы достигли полной меры в злобе и отчаянии именно в результате прихода, деятельности, жертвенной смерти и Воскресения Христа, до конца обнаруживших духовную поляризацию добра и зла в мире. С тех пор С. очевидным образом «осужден» (Ин. 16:11) и может только, оставаясь до поры«князем мира сего» (Ин. 12:31 и др., см. ст. «Архонты»), вести безнадежную игру дольнего против горнего и времени против вечности. Даже в своем собственном обиталище он посрамлен сошествием Христа во ад. В будущем С. предстоит кратковременный реванш во времена антихриста и затем окончательное заключение в аду.
   Осталось не вполне выясненным, как к этой перспективе относится сковывание Архангелом Михаилом С. на срок тысячелетнего царства праведных с последующим выходом С. из темницы и войной инспирируемых им Гога и Магога против «стана святых и города возлюбленного» (Откр. 20:1-10). Раннехристианский мыслитель II-III вв. Ориген учил, что в конце времен все отпавшие от Бога существа, включая С., обратятся и будут спасены (т. н. апокатастасис), но эта доктрина Оригена не получила признания.
   Новозаветные тексты полностью отказываются от каких бы то ни было наглядных образов С. Напротив, средневековая фантазия изощрялась в детализации таких образов, наделяя С. исполинским телом неимоверных размеров, чудовищным смешением антропоморфных и животных черт, многорукостью и т. п. Пасть С. часто оказывается тождественной с входом в ад, так что попасть в ад значит быть сожранным С. В «Божественной комедии» Данте («Ад», XXXIV) С., наполовину вмерзший в лед ада (символ холода нелюбви), являет уродливую пародию на образы небес: у него три лица (насмешка над Троицей), причем одно из них – красное (гнев как противоположность любви), другое – бледно-желтое (бессилие или леность как противоположность всемогуществу), третье – черное (невежество как противоположность всеведению), шесть крыльев нетопыря, соответствующих шести крыльям Херувима. Зубы его пастей терзают Иуду Искариота, предателя высшего духовного авторитета, и Брута и Кассия – крамольников, посягнувших на высший государственный авторитет. Напротив, Дж. Мильтон в «Потерянном рае» сообщает образу С. мрачную величавость, делающую его пригодным к роли эпического героя (в том же направлении идет трагедия нидерландского поэта И. ван ден Вондела «Люцифер», герой которой умеет быть импозантным в своем тщеславии и рассуждает о необходимости исправить ошибку Бога на пользу Самому Богу). Только после романтизма («демонические» образы Дж. Байрона, «Демон» М. Ю. Лермонтова и т. п.), в струе либерализма и антиклерикализма, образ С. как вольнолюбивого мятежника может стать однозначно положительным, обретая черты идеализированного греческого божества («К С.» Дж. Кардуччи, поэма М. Раписарди «Люцифер»; особняком стоит «Литания С.» Ш. Бодлера). Для А. Франса как наследника этой традиции уже аксиоматично, что С. – идеал, и он играет с этой аксиомой в «Восстании ангелов», вывертывая ее наизнанку и доказывая, что даже С., придя к власти, перестанет быть симпатичным. Параллельно с этим «сатанистские» мотивы разрабатывались декадентством конца XIX в. и его позднейшими вариациями (графика Ф. Ропса и т. п.). Всем «реабилитациям» С. (напр., в трактате Дж. Папини «Дьявол», 1953) противостоит попытка возродить традиционный образ страшного, унылого и внутренне мертвого космического властолюбца как Саурона в сказочном эпосе Толкиена «Властелин колец».©
Bird
- +
Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что мат - это злые слова. И употребляют их не для добрых дел, это тоже понятно. А когда человек встает на сторону зла, несет в мир какую-нибудь мерзость, он неизбежно огорчает Творца  своим поведением. 
- +
Матерные слова далеко не всегда злые,употребляют их и люди с добрым сердцем и для дел разных. Слышал, как на ненормативной лексике объяснялись плотники  собирающие церковь.
Bird
- +
Увы, это заблуждение. У каждого слова есть так называемая "внутренняя форма" (филологический термин). Просто задумайтесь, хорошо, нравственно ли поливать помоями мать (даже если вы не о своей говорите)? Нормально ли кричать вслух названия половых органов, правильно ли говорить о "добром деле", упоминая половой процесс? Другое название матерных слов - блудные. Кем бы вы сами не считали сатану-дьявола-клеветника, служат ему люди именно злом. В том числе - блудом и блудными словами. А Бога они этим весьма огорчают. Об этом рассуждали многие святые. А еще люди, матерясь, портят свое здоровье (об этом, собственно, говорит эксперимент) и создают себе другие ненужные проблемы. 

Но люди все равно пытаются оправдывать мат, как и любое другое зло. Причин две - либо недостаток знаний, либо это зло человеку нравится, он к нему привык и не желает расставаться с грехом в своей жизни. Но черное белым не сделаешь. А последствия - печальны
- +
Половой процесс,блудные слова. В категориях филологических или теологических  об этом говорить предлагаете. Название " половых органов","половой процесс" произнесённые на латинском языке Б-га не огорчают? Не подскажите,кто из "святых" рассуждал о "блудных словах"
Bird
- +
Думаю, на латинском не огорчит в качестве научных терминов (скажем, в докторской по антропологии). Кто из ("святых") - не знаю. А святые много писали о том, что сквернословие очень вредит душе человека. 
Например, есть хорошая притча святого  Николая Сербского.

В Сербии, в одной больнице, с утра и до вечера обходя больных, работали доктор с фельдшером. У фельдшера был злой язык, и он постоянно, словно грязной тряпкой, хлестал любого, о ком бы ни вспомнил. Его грязная брань не щадила даже Господа Бога. Однажды доктора посетил его друг, приехавший издалека. Доктор пригласил его присутствовать на операции. С доктором был и фельдшер.

Гостю стало тошно при виде страшной раны, из которой истекал гной с отвратительным запахом. А фельдшер, не переставая, бранился. Тогда друг спросил доктора:

– Как ты можешь слушать такую богохульную брань?

Доктор ответил:

– Друг мой, я привык к нагноившимся ранам. Из гнойных ран должен вытекать гной. Если гной скопился в теле, он вытекает из открытой раны. Если гнои копится в душе, он истекает через уста. Мой фельдшер, бранясь, лишь открывает зло, накопленное в душе, и изливает его из души своей, как гной из раны.

__________________________________________________________

"Сквернословие оскверняет всего человека, убивает его душу, лишая её Божией благодати, порождает в нём другие страсти, подчиняет бесам и его, и часто его ближних, которых он вовлекает в свой грех, развращая их души чёрным словом".
Св. Иоанн Златоуст

_______________________________________________________

"Одна из скверных привычек — ругательство матерным словом. Ангел хранитель такого человека плачет, а диавол радуется. От такого человека Матерь Божия молитвенный покров Свой отнимает и Сама отступает от него. За срамословие Бог попускает на человека беды, болезни и многие напасти". Схиигумен Савва (Остапенко). 

_____________________________________________


- +
"в докторской по антропологии", а в кандидатской  или дипломной работе можно термины употреблять? Схиигумен Савва тоже "святой"? У Иоанна Златоуста и Николая Сербского не про матерные слова,а про сквернословие.
Bird
- +
Можно. Внимательно вчитайтесь. Мат, сквернословие, скверные и блудные слова - это одно и то же. Схиигумен Савва - это человек, который жил святой жизнью, наш современник (20-й), пока его еще не канонизировали, но прислушаться стоит.
Можно еще много цитат привести:

Святой старец игумен Гурий (Чезлов) также предупреждал об этом страшном грехе: «Тот, кто матерится, оскорбляет сразу четырех матерей: и Пресвятую Владычицу Богородицу, и нашу Матерь Святую Церковь, и свою собственную маму, и, наконец, землю-матушку».

В Притчах Соломоновых сказано: «Уста праведника источают мудрость, а язык зловредный отсечется». 

Апостол Павел прямо говорит: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе».
- +
Только Господь знает, кто и как жил и живёт. "Мат, сквернословие, скверные и блудные слова - это одно и то же"  Какие есть основания для такого утверждения? Святые старцы? Они не для всех авторитетны.
Bird
- +
Конечно, каждый делает выбор сам, к кому прислушиваться. Но и за свой выбор потом придется отвечать. В данном случае задача и ученых, и святых - предупредить человека об опасности. 

И Бог не хочет, чтобы мы себя и других чем-то ранили.
- +
Опасности бывают и мнимые, нагоняют жути на людей россказнями о молитве сатане. Использовал матерное слово и уже записан в сатанисты.Да и придётся ли отвечать
Bird
- +
Любая человеческая цивилизация или культура говорит о том, что отвечать придется. Об этом же говорит и нечто уникальное, что  есть только у человека - совесть. Дан конкретный выбор между добром и злом на таких уровнях: мысли, слова и дела.
А истинное представление о Боге, о добре и зле принес с собой Господь 2017 лет назад, что и разделило наш мир на две эры. 

Подписаться