Люблю такое

Аватар

А вот Никита Сергеевич Михалков боюсь бы не одобрил подобных мероприятий, ведь войну выиграли штрафбаты гонимые сталинскими палачами на убой.

Между тем, в годы войны войска НКВД под общим командованием Л.П. Берии наряду с обычными солдатами отважно сражались с фашистами. Части НКВД имели отличную боевую, физическую и политическую подготовку.  Были хорошо вооружены, обеспечены средствами связи. Без приказа не отходили, в плен не сдавались. Они оказались самыми боеспособными подразделениями в начале войны. Пограничники НКВД первыми приняли на себя удар немецких войск. Изначально, планируя своё нападение, Гитлер «отмерил» на ликвидацию пограничных застав около получаса. Этот удар приняли на себя 47 сухопутных и 6 морских пограничных отрядов, а также 9 погранкомендатур западной границы СССР от Баренцева до Чёрного морей. Советские пограничники в первые часы войны проявили невиданное мужество, стойкость и героизм. Когда войска вермахта на десятки километров вклинились вглубь советской территории, в их тылу ещё шли бои с занявшими круговую оборону заставами. При двухмесячной обороне Брестской крепости, бойцы НКВД отважно сражались до последней капли крови. Надпись на стене: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20.VII.41г.» Она была сделана одним из бойцов 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД. Среди четырех дивизий, первыми получивших звание гвардейских, были две дивизии НКВД - 100-я и 127-я 24-й армии Ракутина. Их костяк которые составляли уцелевшие в приграничных боях пограничники, а также милиционеры и чекисты, ушедшие на фронт.

Особые отделы НКВД в июле 1941 г. получили право ареста дезертиров и в случае необходимости их расстрела. Они были должны бороться со шпионами, предателями, дезертирами, диверсантами, с паникёрами, трусами. Приказом НКВД №00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов были созданы отдельные стрелковые взводы, а при особых отделах армий – роты, при фронтах – батальоны, они были укомплектованы войсками НКВД. Они и стали так называемыми «заградительными отрядами». Они имели право организовывать службу заграждения, чтобы исключить бегство дезертиров, тщательно проверять документы всех военнослужащих, дезертиров арестовывать и проводить следствие (в течение 12 часов) и передавать дело в военный трибунал. Направлять отставших в их части, в исключительных случаях, для немедленного восстановления порядка на фронте, начальник особого отдела получал право расстрела дезертиров. Кроме того, заградительные отряды должны были выявлять и уничтожать агентуру противника, проверять бежавших из немецкого плена.

К началу сентября 1941 года военная обстановка опять резко осложнилась, поэтому Ставка, по просьбе командующего Брянским фронтом генерала А. И. Ерёменко, разрешила создать заградотряды в тех дивизиях, которые зарекомендовали себя как неустойчивые. Через неделю эту практику распространили на все фронты. Численность отрядов составляла один батальон на дивизию, по роте на полк. Они подчинялись командиру дивизии и имели автотранспорт для передвижения, несколько броневиков и танков. Их задачей было оказание помощи командирам, поддержание дисциплины и порядка в частях. Они имели право применять оружие, чтобы остановить бегство и ликвидировать инициаторов паники.
То есть, их отличие от заградотрядов при особых отделах НКВД, которые были созданы для борьбы с дезертирами и подозрительными элементами в том, что армейские отряды создавались для того, чтобы не допустить самовольного бегства частей. Они были крупнее (батальон на дивизию, а не взвод), комплектовали их не из бойцов НКВД, а из красноармейцев. Они имели право расстреливать инициаторов паники и бегства, а не расстреливать бегущих.

В критических ситуациях заградотряды не паниковали, а наводили порядок и сами бились с врагом.
В ходе Сталинградской битвы были заградотряды трёх типов: армейские, созданные по приказу №227, восстановленные заградительные батальоны дивизий и небольшие отряды особых отделов. Как и раньше, подавляющая часть задержанных бойцов возвращалась в свои части.
Загратотряды выполняли скорее роль военной полиции, как это называют на западе, т.е. следили за порядком за линией фронта. Отступавших без приказа, не расстреливали поголовно а возвращали на линию фронта. Паникеров и трусов выявляли и могли осудить - отправить в штрафбат, могли и расстрелять.Также часть солдат могла в неразберихе просто отстать от части, потеряться, их нужно было проверять отправлять в часть. Мифический образ звероподобных комиссаров расстреливавших в спину солдат - плод творчества михалковых. 
- +

Татарская ЦРБ


В данный момент, комментариев нет.

Подписаться