Второй ребенок

Аватара не загружена

- Ребенка? – Фридрих удивленно приподнял голову с подушки и посмотрел на жену, - но у нас же есть ребенок, Лора. Ты хочешь еще одного ребенка?

Лора тоном учительницы немецкой литературы начала объяснять:

- Пойми Фридрих, не дай Бог, конечно, тьфу-тьфу-тьфу, но вдруг с нашим Адольфиком что-нибудь случиться и что тогда? Останемся одни с тобой. Подумай о будушем. Пройдет время, и потом мы уже не сможем завести малютку. Два ребенка – это совсем не то, что один. Вон у Геббельсов семь детей и ничего, нормально. Счастливая семья. – Лора посмотрела мужу в глаза – дорогой, ты, ведь знаешь, про программу фюрера «Юнге Гретхен» в поддержку молодых семей. Он обещал за каждого ребенка по 20 тысяч дойч-марок. Нам не будут лишними эти деньги, милый. Мы ведь давно хотели купить себе виллу под Гамбургом.

Выступление рейсх-министра пропаганды по радио закончилось, начали передавать имперские новости.

Фридрих встал с кровати и нервно заходил по комнате:

- Лора, Лора, Лора…Фюреру нужны не дети, а солдаты. У него у самого, кстати, детей нет. Он даже не женат. – Фридрих посмотрел на лежащую на столе газету, где на первой полосе была фотография Гитлера крупным планом, заголовок гласил: «Программа фюрера – триумф Германии!»

- Как ты можешь так говорить! Фюрер постоянно думает о Германии, о нашем будущем, о том, как сделать нашу страну богатой и сильной, о наших детях…Адди уже в следующем году пойдет в Гитлерюгенд…Если ты не хочешь ребенка, то так и скажи, - Лора была готова расплакаться.

Фридрих подошел к окну. С другой стороны осенней Лейбштрассе стоял огромный стенд с партийным плакатом в поддержку деторождения. На нем был изображен солдат вермахта, которому улыбающаяся молодая мама по имени Гретхен передавала младенца.

- Лорхен… - Фридрих нежно обнял жену, - Майн либен фрау. Моя маленькая глупышка Лорхен…Я не хотел говорить тебе раньше времени, но видимо придется…Через пять дней меня отправляют на Восточный фронт…

Лора удивленно посмотрела на него.

- Понимаешь, меня могут убить эти славянские варвары, а ты останешься одна с двумя детьми.

Лора тихо заплакала.

За стеной по радио заиграла грустная солдатская песня о любви:

«Если я в окопе от страха не помру,

Если русский снайпер мне не сделает дыру,

Если, наконец, я и сам не сдамся в плен,

Я к тебе вернусь моя Лили Марлен…»

Сосед, гауптман Зойден, комиссованный с фронта по контузии, начал пьяно подпевать радиоприемнику.

- Дорогой, я хотела тебе сказать…я беременна…у нас будет малютка…

Теперь уже Фридрих удивленно посмотрел на жену:

- Это правда?...Это же замечательно! Это превосходно! Когда ты узнала об этом? Почему раньше не сказала мне? У нас будет малютка! Я люблю тебя! – Фридрих поцеловал жену – Дас ист фантастиш!

Лора вытерла слезы, улыбнулась и прижалась к груди мужа:

- Их либе дих!

Евгений СИМАКОВ, 2008 год

- +

Татарская ЦРБ


Комментарии скрыты